March 24th, 2018

book

Lawrence Durrell. Justine

Я на самом деле не уверен, что этот перевод печальный. Неправильный - да, скорее всего неправильный. На при этом он чем-то неотразимо привлекателен! Сравните:

A sky of hot nude pearl until midday, crickets in sheltered places, and now the wind, unpacking the great planes, ransacking the great planes...

Горячая обнаженная жемчужина неба до полудня, сверчки на подветренных склонах, и снова ветер раз за разом обшаривает огромные платаны, тасует их листья…

Пока я не столкнулся с этим переводом, мне в голову не приходило интерпретировать planes as plane trees. Однако классическая фраза в приведенном переводе звучит так же красиво, как и оригинал (мне всегда казалось это просто невозможным). Я настолько впечатлился этим переводом, что стал спрашивать своих друзей - урожденных носителей языка, включая одного горячего поклонника Даррелла. Все в голос сказали, что подобное прочтение никак невозможно, и деревья тут совершенно не при деле. Литературоведы тоже с эти согласны: https://ceoln.wordpress.com/2013/01/18/reading-the-first-paragraph-of-durrells-justine/

Но как здорово передана ритмика предложения, его настроение...

Так что это, sad or not sad?